Реальный срок за выразительные брови Математик Азат Мифтахов получил шесть лет по делу о нападении на офис Ед
Реальный срок за выразительные брови Математик Азат Мифтахов получил шесть лет по делу о нападении на офис Ед

Реальный срок за выразительные брови Математик Азат Мифтахов получил шесть лет по делу о нападении на офис Ед

Реальный срок за выразительные брови Математик Азат Мифтахов получил шесть лет по делу о нападении на офис «Единой России» — хотя пострадало только разбитое окно. Репортаж Кристины Сафоновой

Пссс! Инвайт не нужен? · 21:04, 18 января 2021
Источник: Meduza

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Иван Водопьянов / Коммерсантъ

Головинский районный суд Москвы приговорил математика и анархиста Азата Мифтахова к шести годам колонии общего режима по делу о нападении на офис «Единой России». Еще двое обвиняемых — Елена Горбань и Андрей Ейкин — признали вину и получили условные сроки. Мифтахов, в отличие от них, виновным себя не считает — а обвинение против него во многом строилось на показаниях засекреченного свидетеля, который якобы узнал математика по его бровям. О финале процесса рассказывает спецкор «Медузы» Кристина Сафонова.

«Вам никто не разрешал брать с собой вещи!» — звучит недовольный голос пристава, когда в полдень на пороге зала Головинского суда появляется Елена Горбань.

Горбань — одна из подсудимых по «делу о разбитом окне» в офисе «Единой России». Невысокая и худая, сгибаясь под тяжестью баула, девушка все же проходит в зал и ставит сумку на пол. Выпрямившись, Горбань оглядывает немногочисленных людей в зале и останавливает взгляд на женщине средних лет с короткими черными волосами. Это Гульнур Хусаинова, мать другого фигуранта дела — математика Азата Мифтахова.

Правозащитные организации признали Мифтахова политзаключенным, в его поддержку выступили ученые со всего мира (включая известного лингвиста Ноама Хомского), а петицию с требованием освободить Азата подписали около 90 тысяч человек.

Подробнее о Мифтахове

Горбань улыбается, достает из баула красную боксерскую перчатку и, не обращая внимания на замечания пристава, передает ее Хусаиновой. Символ такого жеста девушка никак не поясняет, но пристава он все равно очень смущает. «Это что такое? Это неразрешенный предмет!» — переходя на крик, возмущается он. И забирает перчатку, угрожая матери Мифтахова административной ответственностью. А затем вплотную подходит к Горбань и (уже на «ты») требует унести вещи в коридор.

В ответ Горбань тоже кричит, но ее адвокат Никита Таранищенко все-таки уговаривает девушку унести баул. Пристав — уже спокойным голосом, как будто оправдываясь, — жалуется в сторону журналистов, что в зале суда опять «устроили клоунаду».

В зале Горбань занимает место на скамье рядом с короткостриженым молодым человеком в черно-белой олимпийке и джинсах — это последний подсудимый по делу, антифашист Андрей Ейкин. В ожидании приговора он сидит, опустив голову, почти без движения.

Ейкин и Горбань с самого начала процесса не отрицали, что 31 января 2018 года участвовали в акции на севере Москвы. Они рассказали, что поздно вечером вместе с четырьмя левыми активистами приехали на Онежскую улицу и разделились на группы. Горбань, Ейкин и их общий знакомый Алексей Кобаидзе пошли к местному офису «Единой России» (он расположен в жилом доме), а остальные были неподалеку «на подстраховке». По словам обвиняемых, Горбань разбила окно офиса молотком, Кобаидзе забросил внутрь дымовую шашку, а Ейкин снял все это на видео. При нападении никто не пострадал, официально ущерб партии составил 48 тысяч рублей — столько стоила замена оконной рамы.

Елена Горбань и Андрей Ейкин
Пресс-служба Головинского суда Москвы

Задержали активистов не сразу. К августу 2018-го следователи смогли установить четырех предполагаемых участников акции, но уже в сентябре дело приостановили «до появления реальной возможности участия подозреваемых в деле». Возобновили его только в начале февраля 2019-го. К тому времени двое потенциальных обвиняемых — Алексей Кобаидзе и анархист Святослав Речкалов — уехали из России, а обвинение переквалифицировали с вандализма на более тяжкую статью — хулиганство. Тогда же в деле появился новый подозреваемый — студент-математик Азат Мифтахов. До этого его пытались обвинить по другому делу — об изготовлении взрывного устройства, найденного в Балашихе. Мифтахова дважды пытались арестовать по этому делу, но суд посчитал доказательства недостаточными.

Об этом деле

В зал суда Мифтахов заходит под конвоем. Его руки сцеплены за спиной наручниками, но ему удается приподнять ладонь и помахать матери. Наручники с него не снимают даже внутри «аквариума», в котором математик будет дожидаться приговора.

Азату Мифтахову 27 лет. Он — теперь уже бывший — аспирант МГУ. Невысокий, худой, в темно-синей кофте и штанах. Очки в прямоугольной оправе, длинная русая челка спадает на лицо. Его внешность едва ли можно назвать выразительной. Однако засекреченный свидетель обвинения под псевдонимом Андрей Петров посчитал иначе. Спустя год после нападения на офис «Единой России» Петров якобы без труда опознал математика, объясняя полиции, что его выразительные брови «очень хорошо запоминаются». Мифтахов, по его словам, не просто участвовал в нападении на офис «Единой России», но и руководил другими участниками акции. При этом больше никого из участников свидетель описать не смог. Подтвердить показания в суде тоже — как выяснилось на одном из заседаний, Петров умер во время процесса.

Сам Мифтахов на протяжении всего процесса отрицает вину — и связывает преследование со своими анархистскими взглядами. Горбань и Ейкин также настаивают, что возле офиса «Единой России» его не было.

Азат Мифтахов
Пресс-служба Головинского суда Москвы

Фигуранты дела рассказывали, что у них пытались выбить признательные показания. Например, уехавший из России Святослав Речкалов говорил, что силовики под пытками вынудили его признаться в том, что он — лидер левого движения «Народная самооборона», которое органы связывают с терактом у здания ФСБ в Архангельске, произошедшим в 2018 году.

Азат Мифтахов тоже рассказывал о насилии со стороны полицейских. По его словам, его били; ему угрожали шуруповертом, требуя дать признательные показания. След от шуруповерта на груди и синяк на ухе Мифтахова позже зафиксировали его адвокат и члены Общественной наблюдательной комиссии. Но Следственный комитет не стал возбуждать уголовное дело о применении насилия.

О преследовании левых активистов

Лист с приговором в руках судьи Сергея Базарова трясется. Он прерывается и просит секретаря открыть окно, хотя одно уже нараспашку и в помещении холодно. Тяжело дыша, судья объявляет, что Горбань, Ейкин и Мифтахов признаны виновными в хулиганстве — а именно в «явном нарушении общественного порядка, выражающем явное неуважение к обществу».

Подсудимые, читает дальше судья, совершили преступление «с применением предметов, использованных в качестве оружия» (это молоток и дымовая шашка), «по мотивам политической ненависти» (так как пострадал офис «Единой России»), а также «группой лиц по предварительному сговору».

Кроме того, суд пришел к выводу, что Горбань, Ейкин и Мифтахов были членами «Народной самообороны», которая «использует акты вандализма и хулиганские действия, нападения на административные здания и госучреждения с целью дестабилизации социально-политической обстановки в России» (все трое подсудимых отрицали активное участие в деятельности движения).

Мифтахов на судью почти не смотрит, улыбаясь матери. Овчарка конвоиров, расположившаяся на полу рядом с «аквариумом», время от времени тяжело вздыхает. Судья Базаров достает из кармана мантии синий платок, вытирает лоб и губы, трясущейся рукой берет другой лист и зачитывает, что виновность подсудимых подтверждают доказательства по делу.

Среди них выделяются показания засекреченных свидетелей. Помимо Петрова в деле есть еще один — это человек под псевдонимом Караульный. Он рассказывал, что когда-то интересовался «Народной самообороной» — и на одной из встреч ее участников познакомился с Мифтаховым. Тот, по его словам, «высказывался о своей неприязни к государству» и призывал к радикальным акциям, «в ходе которых [предлагал] применять в отношении административных зданий коктейли Молотова, дымовые шашки и так далее». Более того, участвовал в тренировках анархистов, «где отрабатывались приемы против сотрудников полиции».

Читайте также:  Окно во дворе своего дома

Пока судья продолжает читать приговор, один из полицейских в зале жестом подзывает Мифтахова к окошку «аквариума». Тот подходит, но явно не понимает, чего от него хотят. Тогда сотрудник хлопает его по плечу, зовет сослуживца, отпирает клетку — и проверяет, по-прежнему ли застегнуты наручники на Мифтахове.

Судья Базаров, все еще тяжело дыша и обливаясь потом, перечисляет протоколы осмотра предметов, рапорты и акты. Значительные паузы он делает, только когда доходит до описания поста с видеозаписью акции, где зафиксировано нападение на офис «Единой России», на странице «Народной самообороны» в соцсетях («Народная самооборона» публиковала отчеты об акциях любых левых активистов). «За масками КПРФ, ЛДПР, „Справедливой России“ спрятались жирные буржуйные морды — представители „Едра“», — читает судья, вытирая лоб платком. Собака конвоиров громко вздыхает.

Однако у подсудимых, продолжает судья Базаров, есть смягчающие обстоятельства: например, на момент нападения на офис партии у них не было судимостей. Кроме того, Горбань занимается благотворительностью и частично признала вину (она отрицает, что у нее был мотив «политической ненависти»). А Ейкин полностью раскаялся в содеянном, частично возместил нанесенный «Единой России» ущерб и помогает родителям.

Однако следом Сергей Базаров называет сроки — и они полностью совпадают с тем, что запросила прокуратура. Четыре года условно для Горбань, два года условно для Ейкина. Для Мифтахова, не признавшего вину, — шесть лет колонии общего режима.

С улицы доносятся крики. Если неделю назад, когда изначально планировалось огласить приговор по «делу о разбитом окне», у Головинского суда собралось несколько сотен человек, то в этот понедельник их порядка 100-150 (не считая представителей СМИ). В здание активистов не пустили, и они остались на холоде — в окружении специально привезенных металлических ограждений и сотрудников полиции. Без задержаний не обходится: в отделение увозят семь человек. Правда, вскоре их отпускают без составления протоколов.

Услышав приговор, Мифтахов продолжает улыбаться матери. Подойти к стеклянной клетке ей не дает пристав. Когда Азата уводит конвой, его мать успевает передать привет от кого-то из знакомых. Мифтахов в ответ старается улыбаться и тихим голосом просит тоже передать всем привет. А затем скрывается за спинами конвоиров.

Азат Мифтахов и его адвокат Светлана Сидоркина
Пресс-служба Головинского суда Москвы

У здания суда адвоката Мифтахова Светлану Сидоркину окружают журналисты. В ответ на вопрос, почему ее подзащитному назначен такой приговор, она перечисляет: «Потому что вину не признал, потому что дело считают политически мотивированным. Конечно, тут сыграло роль то, что у него не погашена судимость по 318-й».

Сидоркина говорит, что будет оспаривать приговор. Но тут же признается, что «особых иллюзий» у нее нет и по поводу апелляции. Однако она намерена пройти все инстанции, в том числе Европейский суд по правам человека.

Более того, уже осужденному Мифтахову грозит еще одно уголовное дело. Анархиста снова подозревают в изготовлении взрывчатки, найденной в Балашихе в апреле 2019 года.

Источник

Разбитое окно и «неконституционная смена власти». За что судят аспиранта МГУ и анархиста Азата Мифтахова

Азат Мифтахов. Фото: Александр Миридонов / Коммерсант

Окно отделения «Единой России» в московском районе Ховрино неизвестные разбили вечером 30 января 2018 года. Внутрь бросили дымовую шашку. В результате, указано в материалах уголовного дела, оплавился участок линолеума, а окно пришлось заменить — это обошлось партии власти в 48 тысяч рублей.

2 февраля видеозапись акции появилась в группе анархистского движения «Народная самооборона» «ВКонтакте» — нападавшие приурочили ее к предстоящим выборам президента и назвали ее своим «приветом в виде перебитых стекол», переданным «жирным буржуйским мордам представителей «ЕдРа», которые организуют эти выборы».

Полиция возбудила уголовное дело о вандализме (часть 1 статьи 214 УК, максимальное наказание — до трех месяцев ареста), в феврале в нем появились первые обвиняемые — анархисты Алексей Кобаидзе и Елена Горбань. Оба дали признательные показания, после чего их отпустили под подписку о невыезде.

Позже подозреваемыми стали Андрей Ейкин и Святослав Речкалов — последний рассказывал, что силовики после задержания надевали ему пакет на голову и били по ногам электрошокером, требуя назвать себя лидером «Народной самообороны». Речкалов под давлением дал показания о том, что он лидер «Народной самообороны», но об участниках акции у офиса «Единой России» ничего не сказал; вскоре он уехал во Францию, где получил политическое убежище.

Через год дело переквалифицировали на более тяжелую статью — хулиганство по мотивам политической ненависти, совершенное группой лиц (часть 2 статьи 213 УК, до семи лет лишения свободы). Это произошло после задержания нового обвиняемого — аспиранта механико-математического факультета МГУ Азата Мифтахова.

Шуроповерт и череда задержаний

Мифтахова задержали в Москве ранним утром 1 февраля 2019 года, его отвезли в УВД Балашихи в Подмосковье, об этом стало известно лишь несколько часов спустя. Официально его задержали по подозрению в изготовлении самодельного взрывного устройства, которое за год до этого, 11 января 2018 года, обнаружили в Балашихе. Адвоката к задержанному не пустили.

Преследование Мифтахова на первых порах сопровождалось медиакампанией. 16 января, за два дня до первого визита силовиков к аспиранту, анонимный телеграм-канал «Опер слил» опубликовал фотографию Мифтахова и его паспорта с комментарием: «Ну, что, Азад, драть тебя в зад… мы же тебя предупреждали — прекращай заниматься ерундой)».

Первым о задержании Мифтахова сообщил РЕН-ТВ. В сюжете утверждалось, что аспирант признался в изготовлении «так называемой «кисы» (жидкого нестабильного взрывчатого вещества)». Между делом телеканал уверял, что Мифтахов «сожительствовал и, вероятно, поддерживал интимную связь с преподавателем одного из столичных вузов».

4 февраля «Россия 24» показала кадры оперативной съемки (которые позже в расширенном виде появились в телеграм-канале «Опер слил»). На записи Мифтахов якобы признается в испытаниях «кисы». В другом фрагменте аспирант объясняет, что принял таблетки, чтобы избежать пыток в УВД.

В апреле 2019-го «Опер слил» опубликовал интимные фотографии Мифтахова. Спустя неделю телеканал «Россия 24» в своем эфире показал те же снимки.

В тот же день с обысками пришли и по другим адресам, нескольких активистов тоже отвезли в УВД Балашихи, но после допросов — спрашивали и о «Народной самообороне» — их отпустили. Один из задержанных, Даниил Галкин, после освобождения рассказал, что его били электрошокером.

Только следующим вечером адвокату Светлане Сидоркиной сообщили, что Мифтахов задержан и находится в ИВС Балашихи. По официальной версии, аспиранта задержали только в семь вечера 2 февраля. На следующий день он рассказал защитнице, что после задержания силовики били его и требовали признаться в изготовлении взрывчатки. Один из них приложил к груди анархиста шуруповерт и пригрозил включить его, а затем пообещал засунуть его в задний проход. Мифтахов никаких признаний не подписал.

На теле остались только синяк на ухе и след от шуруповерта на груди — их видели и члены ОНК. Уголовное о применении насилия СК возбуждать не стал — ведомство вынесло уже девять отказных постановлений.

Следствие просило суд в Балашихе арестовать Мифтахова, но суд не стал этого делать, потребовав дополнительных данных. Аспиранта формально выпустили из местного ИВС, но тут же задержали снова. Его перевезли в Москву и предъявили подозрения уже по делу о разбитом окне «Единой России». 12 февраля его арестовал Головинский районный суд Москвы.

Расследование МВД завершило в декабре — к этому времени Россию покинул один из обвиняемых, Алексей Кобаидзе.

Читайте также:  Зачеркни лишнее слово окно стекло лицо пальто запиши общие признаки

Кадр: Народная Самооборона / ВКонтакте

Выразительные брови и тренировки по страйкболу

По версии следствия, в 23:50 30 января 2018 года Елена Горбань, Алексей Кобаидзе и Андрей Ейкин подошли к офису «Единой России» в Ховрино. Горбань разбила окно молотком, Кобаидзе бросил внутрь дымовую шашку, а Ейкин все это снимал. Азат Мифтахов же стоял неподалеку вместе с двумя неустановленными лицами и наблюдал за обстановкой, чтобы предупредить участников акции в случае опасности.

Всех активистов следствие связывает с анархистским движением «Народная самооборона». В МВД утверждают, что участники движения занимались вандализмом, хулиганством, «нападениями на административные здания и государственные учреждения в целях дестабилизации социально-политической обстановки в России, а также осуществления неконституционной смены власти путем организации в городе Москве массовых беспорядков по сценарию «цветных революций»».

В 2018 году Тверской райсуд Москвы приговорил Мифтахова к штрафу в 45 тысяч рублей за применение насилия к полицейскому (часть 1 статьи 318 УК). В ночь на 20 мая 2017 года полицейские попытались задержать Мифтахова с компанией молодых людей, которые били камеры на домах в центре города. Они убежали, но один из оперативников догнал Мифтахова и его знакомого по фамилии Левченко — они брызнули в глаз оперативнику из перцового баллончика.

Из всех обвиняемых своей вины не признавал только Мифтахов — аспирант МГУ настаивает, что не состоял ни в каких движениях. На допросе он уточнил, что считает себя анархистом и хочет, чтобы важные для общества решения принимались не властями, а с помощью голосования населения, но каких-либо активных действий для этого не предпринимал. По словам Мифтахова, он не помнит, что делал в ночь на 31 января 2018 года, а среди других обвиняемых знает лично только Елену Горбань. При этом никто из признавших вину не упоминал его в числе участников акции в Ховрино.

После задержания в феврале 2018-го Горбань говорила следователю, что последние три года общалась с подписчиками «Народной самообороны» «ВКонтакте», вместе они участвовали в шествиях, выступая против действий властей. Но ни в одной партии или политическом объединении она не состоит. Горбань уточнила, что разбила окно «Единой России» молотком, который ей передал Кобаидзе. С предъявленным позже обвинением в хулиганстве она уже не согласилась — по словам Горбань, у нее не было мотивов политической ненависти или желания причинить вред окружающим.

Ейкин и Кобаидзе тоже общались с подписчиками «Народной самообороны» — они отказываться от признания вины не стали. В их показаниях как участники подготовки акции упомянуты двое молодых людей, чьих имен они не знали. С одним из них, по словам Кобаидзе, они общались в мессенджере Wire — у него был ник Grothendieck — и именно этот человек передал ему дымовую шашку перед акцией.

По версии следствия, это и был Азат Мифтахов. В материалах дела утверждается, что письмо о смене пароля для аккаунта с таким никнеймом нашли в почте Мифтахова после изъятия его ноутбука.

«ФСБ — главный террорист» два года спустя . Челябинских анархистов арестовали по старому делу о баннере на заборе спецслужбы

Среди вещественных доказательств есть записи с камер наблюдения в районе офиса «Единой России». По версии следствия, Мифтахов появляется на одной из записей примерно в 500 метрах от здания в 22:35 — почти за полтора часа до акции. На записи, запечатлевшей непосредственно акцию, его нет — там, считает обвинение, только Ейкин, Горбань и Кобаидзе.

Если вину троих участников акции следствие доказывает только их признаниями и видеозаписями, то в случае Мифтахова оно допросило также двух засекреченных свидетелей.

Один из них — под псевдонимом Андрей Петров — был допрошен только спустя год после акции в Ховрино, непосредственно перед заседанием Головинского суда об избрании меры пресечения Мифтахову. По словам засекреченного свидетеля, 30 января он увидел во дворе молодых людей, которые активно переговаривались и постоянно оглядывались. Он решил «понаблюдать за ними»: вскоре молодые люди разделились на две группы, одна из которых и разбила «Единой России» окно. При этом из всех молодых людей Петров почему-то запомнил только Азата Мифтахова.

«Очень выразительная внешность, черты лица, а именно брови. Они очень хорошо запомнились», — сказал на допросе засекреченный свидетель, уточнив, что он наблюдал за происходящим в темноте с дистанции 10-15 метров. То, что он обратился в полицию только через год, Петров объяснил своей забывчивостью: в день происшествия у него разрядился телефон, а зарядить его он смог только спустя сутки, когда уже позабыл, что собирался идти в полицию.

«Выразительные брови, в час ночи — это малоубедительно, — замечает адвокат Светлана Сидоркина. — Я считаю это полным бредом: говорить о том, что он [Азата Мифтахова] видел в такое время суток и спустя год вдруг вспомнил его».

Второй засекреченный свидетель получил псевдоним Караульный, он тоже был допрошен только после задержания аспиранта. Караульный утверждает, что Мифтахов с 2014 года состоит в «Народной самообороне», на собраниях призывал не ограничиваться расклейкой стикеров, а «повышать планку вплоть до радикальных акций с применением коктейлей Молотова, дымовых шашек».

По его словам Мифтахов занимался страйкболом и участвовал в тренировках анархистов по «боевой подготовке» и ножевому бою. При этом об акции в Ховрино засекреченный Караульный сказать ничего не смог.

Переписка в Wire и справка из ФСБ

В обвинительном заключении упоминаются и материалы, не связанные с окном «Единой России». Например, там перечисляются вещи, изъятые из комнаты Азата Мифтахова в общежитии МГУ еще 18 января 2019 года — за пару недель до задержания — там нашли провода, банку с порошкообразным веществом, отрезок провода с прикрепленной лампой и штекером. Перечислены там и анархистские книги с ноутбука Мифтахов, а также файл «Структура сети» — он в обвинительном заключении не описывается, документы с похожими названиями фигурируют в деле о «террористическом сообществе «Сеть»».

В документе цитируются переписки в мессенджере Wire . Следствие утверждает, что Горбань пользовалась там ником Rakcsha, а Мифтахов — Grothendieck. Переписка велась за несколько дней до акции у офиса «Единой России», двое пользователей обсуждают детали акции, а также некое устройство.

Grothendieck . Приготовила шайтан-машину?

Rakcsha. Почти да, засыпать ток осталось Разворачиваемся — оно в холодильнике взорвалось.

Grothendieck . Видимо, остается использовать только покупные дымовухи, раз такие траблы происходят. Честно, не знал, что в холодильнике эта смесь так реагирует.

Позже Rakcsha пишет о том, что какое-то вещество ночью неожиданно сработало у нее дома, где она живет с родителями: «Сплю себе, и тут у меня синий монстр из-под кровати шипит)))». «Еще круто было б, сработай оно где-нить в метро из сумки завтра, еще не худший варик мб сейчас))» — добавляет она. Grothendieck помогает ей придумать объяснение для родителей и извиняется, что не предупредил о мерах предосторожности.

Завершает предъявленное анархистам обвинение справка из службы по защите конституционного строя управления ФСБ по Москве и Московской области — документ подписан полковником ФСБ Андреевым 9 февраля 2019 года (в день первого заседания Головинского суда об аресте Мифтахова).

В справке ФСБ аспирант МГУ Азат Мифтахов назван «модератором незарегистрированного межрегионального леворадикального анархистского движения «Народная самооборона»» — что это означает, в документе не поясняется. Мифтахов, утверждает ФСБ, участвовал в протестах, в том числе «акциях, направленных на эскалацию социальной напряженности в связи с повышением на проезд в общественном транспорте в 2016 году».

В справке утверждается, что 17 января 2019 года Мифтахов вынес из своей комнаты в общежитии пластиковую банку и провода, которые затем спрятал, а при обыске у него нашли банку с алюминиевой пудрой. Упоминается там и Балашиха — на GPS-устройстве Мифтахова, настаивает ФСБ, нашли метку в непосредственной близости от места обнаружения взрывчатки в январе 2018 года, из-за которой он первоначально был задержан. По информации УФСБ, Мифтахов не раз посещал этот район.

Читайте также:  Окна со скидкой монтаж окон

Источники этой информации в ФСБ не обозначили. Во всем остальном обвинительном заключении все эти факты даже не упомянуты.

«Азат занимает позицию, что он не признает вину, что его там не было. В основном на показаниях этих двоих [засекреченных] свидетелей строится [обвинение] и на переписке, которая была в мессенджерах якобы с членами «Самообороны» и якобы один из логинов принадлежит Азату», — объясняет Светлана Сидоркина. Поскольку переписка так и не была направлена на экспертизу, Мифтахов ставит ее достоверность под сомнение.

«Я думаю, для СМИ и позиции, которую занимают наши агентурные товарищи, Азат — колоритная фигура, потому что он аспирант МГУ, анархист, его можно раскрутить в СМИ, показать, насколько пагубно влияние [анархистских идей], что никто не чужд, — полагает защитница. — У нас же принято из крайности в крайность. Нужен образ врага — вот его и нашли».

Исправлено в 19:51. Изначально ошибочно утверждалось, что Речкалов дал признательные показания, но в действительности после пыток он только согласился назвать себя лидером «Народной самообороны», но ничего не говорил об участниках акции у офиса ЕР.

Источник



Аспирант МГУ осуждён на шесть лет колонии за нападение на офис «Единой России»

Математика Азата Мифтахова не спасла поддержка мирового сообщества

Головинский районный суд Москвы вынес приговор по делу о нападении на офис «Единой России» аспиранту-математику МГУ им. М.В. Ломоносова Азату Мифтахову и левым активистам Елене Горбань и Андрею Ейкину. Мифтахов приговорён к шести годам колонии, информирует telegram-канал Baza. Ранее гособвинение потребовало признать активистов виновными в хулиганстве (часть 2 статьи 213 УК) и приговорить Мифтахова к шести годам колонии, а Горбань и Ейкина — к четырем и двум годам условно. Так, суд полностью поддержал позицию обвинения.

Осуждённый аспирант МГУ им М.В. Ломоносова Азат Мифтахов

Повод для заключения молодого математика в тюрьму — разбитое в ночь на 30 января 2018 года окно в офисе «Единой России» и брошенная внутрь шашка. Никто не пострадал. Фигурантом этого дела 27-летний Азат Мифтахов стал в феврале 2019 года — по части 2 статьи 213 УК («хулиганство») молодым людям грозило до 7 лет колонии. Единственным доказательством вины математика стали показания «Андрея Ивановича Петрова» — засекреченного свидетеля, который якобы видел, как шестеро напали на офис «Единой России», и одним из них был Мифтахов. «Петров» узнал математика в маске, поскольку у того были «выразительные брови».

Научное сообщество поддерживало Азата Мифтахова в течение всего пути. Открытое письмо российских математиков в поддержку аспиранта подписали сотни учёных из разных стран, в том числе философ и лингвист Ноам Хомский. 2 марта 2019 года на народном сходе в поддержку математика у главного здания МГУ им. М.В. Ломоносова были задержаны четверо активистов. В поддержку левого анархиста Мифтахова высказывались даже либеральные организации, такие как «Мемориал».

Отреагировав на преследование аспиранта, в декабре 2020 года математическое сообщество США, Канады и ряда стран Европы опубликовало открытое письмо с призывом к коллегам отказаться от участия в Международном конгрессе математиков, который должен пройти в Санкт-Петербурге в 2022 году.

Пикет в поддержку математика Азата Мифтахова

Даже находясь в заключении, Мифтахов продолжал научную работу. В декабре 2020 года он опубликовал препринт научной статьи «Модуль непрерывности для последовательности мартингалов».

И действительно, ряды оппозиционной, в том числе левой, молодёжи растут. В интересах власть имущих прекратить или замедлить пополнение активистов, нацеленных на свержение государственного строя. Российское государство вышло на новый виток запугивания своих граждан. Очередной несоответствующий тяжести сделанного приговор. Очередная загубленная судьба и математика, и его близких.

Азат — не первый и не последний. Нас определённо ждут новые открытия о возможностях российского правосудия. Между тем, не защищён никто. В январе 2021 года не менее удивительный приговор получил никак не связанный с политикой 34-летний уфимец Владимир Санкин — защищая детей, он убил ранее сидевшего за насилие педофила — восемь лет колонии строгого режима.

Источник

Аспиранта МГУ посадили за разбитое окно офиса «Единой России»

Азат Мифтахов. Фото: Дмитрий Лебедев/«Коммерсант»

Головинский районный суд Москвы приговорил математика и аспиранта МГУ Азата Мифтахова к шести годам колонии общего режима по обвинению в хулиганстве (часть 2 статьи 213 УК). Такой же срок для него требовала прокуратура.

Другие фигуранты дела получили условные сроки: экоактивистка Елена Горбань — четыре года, анархист Андрей Ейкин — два года.

Следствие настаивает, что в январе 2018 года обвиняемые разбили окно офиса «Единой России» на севере Москвы, бросили туда дымовую шашку и сняли все на видео, которое выложили в интернет. Аспирант, по версии следствия, передал остальным шашку, а потом наблюдал за акцией на случай опасности для остальных участников.

Засекреченный свидетель, допрошенный спустя год после акции, утверждал, что видел Мифтахова в группе молодых людей. «Очень выразительная внешность, черты лица, а именно брови. Они очень хорошо запомнились», — говорил на допросе свидетель. Другие обвиняемые по делу, признавшие вину на стадии следствия, его имени не называли.

Мифтахову предъявили обвинение по этому делу и арестовали в середине февраля 2019 года. За несколько дней до этого, 1 февраля, его задержали вместе с еще десятью активистами по делу об изготовлении самодельного взрывного устройства, найденного в подмосковной Балашихе (часть 1 статьи 223.1 УК). Мифтахов рассказывал, что тогда в отделе полиции его били, угрожая пытками, и нанесли травму шуруповертом. Обвинения по этому делу ему так и не предъявили.

Горбань изначально признала вину. Однако после того, как следователи переквалифицировали дело с вандализма на хулиганство, отказалась от признания, заявив, что в ее действиях не было мотива политической ненависти и она не хотела причинить вред окружающим.

Ейкин признал вину и заключил сделку со следствием. Оба — и Ейкин, и Горбань, в суде настаивали, что Мифтахова в ночь нападения на районное отделение «Единой России» не было.

«Что ж такое? Разбили окно молотком, бросили какую-то там. в „Пятерочке“ можно купить . смесь. Чуть-чуть загорелось. Что здесь такого? Баловство. Да нет, ваша честь, не баловство. Это действительно хулиганство. Это вторая часть [статьи 213 УК РФ] и квалифицирующий признак — по мотивам политической ненависти — он присутствует, ваша честь!» — убеждала в прениях судья гособвинитель.

Все трое подсудимых на момент совершения акции якобы состояли в анархической организации, заявила прокурор: «А как все знают, — наверное, все заканчивали институты из здесь присутствующих участников процесса — что такое у нас анархия? Это полное отсутствие государства. Имеют право и труды Кропоткина на существование, но, ваша честь, что касается данного уголовного дела, то мы с вами рассматриваем хулиганство».

Мифтахов в последнем слове заявил, что не согласен ни с обвинениями в причастности к акции, ни с доводами о том, что она нанесла общественный вред.

«Я могу предположить, что хоть и нашлись люди, которые осудили эту акцию, тем не менее множество людей вполне могло и счесть это дело полезным. Потому что все мы знаем, что партия „Единая Россия“ широко нелюбима нашим народом», — сказал Мифтахов.

Источник

Adblock
detector